Технологические инновации на второй половине шахматной доски

Опубликовано:

Недавно руководители стартап-проекта EarthNow огласили о получении одного миллиарда долларов на постройку глобального комплекса спутников в рамках, вероятно, самого масштабного за всю историю раунда финансирования серии А. Учредители Ant Financial заявили о своих намерениях относительно привлечения 9 миллиардов долларов инвестиций ввиду того, что, по прогнозам, оценочная стоимость этого стартапа составит 150 миллиардов долларов, что сделает его самой высоко оцениваемой частной компанией. В прошлом году SoftBank приступил к созданию инвестиционного фонда с капиталом в 100 миллиардов долларов, что в 30 раз превышает масштабы любого из предыдущих венчурных фондов.

Представители венчурной индустрии кота за хвост тащить не привыкли. Несколько учрежденных фондов, включая Sequoia, Khosla, Norwest и Battery недавно объявили о том, что им удалось собрать, вне всяких сомнений, самое большое на сегодняшний день количество средств. За последние пять лет оценочная стоимость стартапов, а также масштабы раундов финансирования в среднем выросли вдвое.

Скорость и темпы, с которыми в мире появляются технологические новинки, поражают умы даже тех из нас, кто десятилетиями работал в центре событий. Консервативные промышленные отрасли, для которых, казалось бы, технологии не имеют особого значения, трансформируются или падают под гнетом мира с сетевыми возможностями, инноваций, появившихся благодаря слиянию облачных, мобильных, сенсорных технологий и технологий на базе искусственного интеллекта. По мнению компании McKinsey, 15 процентов нашей экономики представлено секторами промышленности, на которые оказывает влияние интернет. На остальные же 75% отраслей значительно влияет наличие системы контроля оборудования через интернет, благодаря чему до 2025 года потенциальный экономический эффект будет проиллюстрирован 11 триллионами долларов.

Сегодня технологические инновации повсюду. Хватая все на лету, Китай менее чем за два десятка лет прошел путь от «чайника» до «лидера» в мире технологий. В этом году, вероятно, венчурные инвестиции в Китае впервые превзойдут американские венчурные инвестиции. Европа создает ультрасовременные технологии и компании (международная подписка на акции Spotify – это лишь самый последний пример). Венчурные инвесторы Кремниевой долины раньше применяли правило «моста»: если для вложения инвестиций необходимо было пересечь мост, то такое инвестирование средств не рассматривалось. Сейчас многие из нас пользуются правилом «перелета в две стороны»: любое капиталовложение является легкой задачей, если его можно осуществить, совершив два перелета.

И все же нам остается поразмыслить: рынок обезумел? В противном случае, какие же тогда основные факторы стимулируют самый длительный прогресс в истории венчурной индустрии? Бринйольффсон (Brynjolfsson) и МакАфи (McAfee) из Массачусетского технологического института видят такой курс развития событий: «Второй машинный век: работа, прогресс и процветание в эпоху развития великолепных технологий».

В первую очередь они отмечают, что темпы внедрения инноваций увеличиваются по мере того, как мы приближаемся «ко второй половине шахматной доски». Это происходит по аналогии с законом Мура. Игра в шахматы появилась в шестом веке нашей эры в Индии, во времена Гуптской империи. Как гласит история, император был столь поражен этой сложной и восхитительной игрой, что пригласил ее создателя, дабы тот сказал, чего хочет в награду. Мужчина ответил: «Все чего я хочу – это немного риса, чтобы прокормить семью», – и предложил сначала положить одно зернышко на первый квадрат и удваивать количество зерен на каждом последующем.

Польщенный очевидной скромностью изобретателя, император ответил: «Будь по-твоему». Если бы просьба создателя шахмат была полностью удовлетворена, то дойдя до 64 квадрата, он получил бы 1.8 x 10^19 зерен риса, то есть больше, чем когда-либо было произведено за всю историю человечества. На средине шахматной доски количество зерен риса достигло 4 миллиардов, то есть урожая, собранного с одного большого поля. Вот только, когда император и изобретатель шахмат перешли на вторую половину доски, по меньшей мере, у одного из них появились проблемы.

Диапазон потенциальных нововведений для начинающих предпринимателей шире, чем когда-либо

В 1965 году Джеффри Мур (Geoffrey Moore) впервые предположил то, что впоследствии получило название «закон Мура», а именно удваивание мощности вычислительных устройств каждые два года. Изначально Мур прогнозировал сохранение таких темпов в течение не менее 10 лет. Закон Мура – нечто вроде ориентира. За последние 50 лет он доказал свою состоятельность, и, по мнению экспертов, вероятно, так будет продолжаться еще 10-15 лет. Если брать за начальную точку время изобретения полупроводников в 1958 году, то сейчас мы находимся на 30 квадрате, то есть быстро приближаемся ко второй половине шахматной доски.

До недавнего времени последствия закона Мура были предсказуемы. Я впервые экстраполировал его на 10-15 лет где-то в 1990-х годах. Не составит большого труда представить уменьшение компьютеров в размерах, усовершенствование смартфонов и часов Dick Tracy, увеличение количества сенсоров, скорости обработки данных, объема памяти, компьютерной мощности, что позволило бы развиваться робототехнике, дополненному интеллекту и технологиям граничного вычисления. По мере того, как идет прогресс, создается впечатление, что имплантируемые устройства, операции, направленные на самовосстановление, и транспорт без водителя за рулем – все это уже не за горами.

Однако, поскольку мощность вычислительных машин значительно превышает человеческие возможности, понять грядущее развитие событий, исходя из закона Мура, становится все сложнее. Также как в случае с изобретателем и императором вследствие ускорения процесса и темпов внедрения инноваций мы оказываемся на многообещающей, но весьма туманной территории, поскольку переходим на вторую половину шахматной доски.

Вторым понятием, о котором говорят Бринйольффсон и МакАфи, является отсроченное влияние основных инновационных технологий вследствие их несвоевременного внедрения. Для того чтобы паровой двигатель, двигатель внутреннего сгорания, электричество и внутренняя санитарно-техническая система использовались повсеместно потребовались десятки лет, зачастую 30-60. Эти инновационные технологии часто входили в обиход лишь после того, как десятки лет спустя были сконструированы новые устройства.

Подобную тенденцию мы наблюдаем в контексте внедрения компьютерных и интернет-технологий. Издательское дело было наиболее очевидной сферой применения интернета, однако нам потребовалось больше десяти лет, чтобы поменять свои читательские привычки и адаптировать данную индустрию в целом. Многие замечают, что нам еще есть над чем работать в этом направлении. Финансовый сектор в основном представлен цифровым бизнесом, однако здесь остается много укоренившихся традиций: оплата наличкой и платежи кредитной картой – всего один из примеров. Автопромышленность только начинает разбираться с несметным количеством новых технологий. Разумеется, внедрение инноваций в секторе промышленного производства займет больше времени.

Итак, в одно и то же время в контексте инновационных технологий мы наблюдаем две тенденции. Увеличение компьютерной мощности впервые способствует развитию искусственного интеллекта, маленьких сенсоров и технологии граничных вычислений. Между тем, многие отрасли промышленности борются за внедрение технологий, которые были доступны на рынке десятилетиями. Диапазон потенциальных нововведений для начинающих предпринимателей шире, чем когда-либо. А возможность преобразовать промышленные сектора еще никогда не была настолько реальной. Сегодня доступно беспрецедентное количество средств на реализацию хороших идей, поэтому сейчас самое время быть предпринимателем.

Автор: Пол Асел (Paul Asel)
Источник: techcrunch.com